Наш e-mail: starikam@inbox.ru

Всероссийский телефон
горячей линии
помощи пожилым:
8-985-862-95-02

(звонок платный по тарифу Вашего оператора телефонной связи)




Еще нас можно найти

image

Поездка в Мордовию 8 ноября 2014

В Мордовии мы не были уже год. Не по нашей, правда, вине: кто-то там в соцзащите мордовской решил, что нам туда ездить не нужно, и вуаля — в дома-интернаты, с которыми мы уже давно дружим, мы попали только в ноябре 2014 (а планировали попасть ещё в декабре 2013, и потом планировали много-много раз...).

Сперва приехали в Потьму. Обычно-то мы приезжаем раз в три месяца, но всё равно не застаём в живых кого-то из тех, с кем успели подружиться — представляете, скольких мы недосчитались после года разлуки?.. Для меня больнее всего, конечно, было потерять моего друга по переписке Александра. Он, правда, отвечал мне на письма и рассказывал, как у него дела и как они по нам скучают, но письма живого общения всё равно не заменяют, конечно. Чуть-чуть нас не дождался: его не стало в сентябре, мы приехали в начале ноября. Спи спокойно, Сашка, я всегда буду тебя помнить!

(Сашкой он подписывался в письмах — просил, чтобы и я его так называла, но мне всегда было неловко: человек меня почти вдвое старше, какой он мне Сашка?.. Может, и зря, конечно — раз его не коробило, то, может, и меня не должно было? Очень горько, что теперь всё это только в прошедшем времени и в сослагательном наклонении).

В Мордовию с нами в этот раз не смогла поехать Лиза, наш бессменный аккордеонист; зато она нашла нам местного (ну, почти местного — из другого посёлка этого же района) баяниста.

Общий концерт я, каюсь, пропустила, но зато пока помогала собирать приветы, слышала, как он играет и поёт в палатах у лежачих. Слышала, в частности, «Мурку» smile (если помните, в Потьме находится специнтернат — многие проживающие сейчас здесь провели энное количество лет в местах не столь отдалённых).

Все спрашивали, где Лиза, как у неё дела и почему она не приехала; когда я рассказала, что год назад Лиза вышла замуж (они ведь и этого не знали — мы же год не приезжали...), а сейчас ждёт ребёнка, они страшно обрадовались: «Передавай ей привет! Пусть родится мальчик, и пусть он вырастет жуликом!»
Не знаю, насколько Лиза этому пожеланию обрадовалась smile

Когда пришла пора ехать в Тархан-Потьму, мы обнаружили, что обещанной машины с водителем что-то нет. Позвонили тётушке, которая должна была прислать машину: «Да-да», - сказала она, - «Машина уже подъезжает, водитель просто немножко заблудился».
Мы спокойно дособирали приветы, обсудили со всеми всё, что нужно было обсудить — и позвонили тётушке снова.

«У него в машине что-то сломалось», - сказала тётушка. - «Но уже всё в порядке, он починился, сейчас подъедет».
Мы выпили чаю, поели бутербродов и конфет, которыми нас угостили сотрудники дома-интерната, и снова позвонили тётушке.

И попросили у неё телефон водителя.
И позвонили водителю.
«Где вы?» - спросили мы, потому что приехать он должен был в 11.00, а время уже близится к часу, а нам сегодня надо посетить ещё два дома-интерната.
«Как где?» - удивился водитель. - «На дне рождения внука. А что?»
Тётушка, оказывается, его даже не поставила в известность, что ему надо кого-то куда-то сегодня везти.

Нам страшно повезло: водитель оказался непьющим, поэтому за следующий час он успел распрощаться с внуком и остальными родственниками, доехать из деревни, где живёт внук, до своей деревни, где стояла машина, и приехать к нам.
В итоге в Тархан-Потьме мы были уже в 14.30 или около того (ждали-то нас там к 12, но мы были счастливы, что вообще добрались).
И бабушки-дедушки тоже были довольны.

Общий концерт я снова пропустила, потому что в целях экономии времени пошла собирать приветы у лежачих.
В 2013 году расформировали славный маленький дом-интернат в Анаево, и часть его обитателей переехали в Тархан-Потьму.

В Анаево со мной всегда ходил кто-нибудь из сотрудников и переводил, а здесь мне пришлось сложновато: дёргать сотрудников не хотелось, но бабушки после переезда русский язык пока не выучили smile Спрашиваю слепую бабушку, получает ли она письма, а бабушка садится на кровати, улыбается во весь рот и начинает быстро-быстро мне говорить: «Шумбрат татататат татата татата татата тата тата (ну, это я так слышу) тата, тата, тата, здоровья, тататата тата тата!»
«Оооо», - радуюсь я, - «И я вам желаю здоровья! И хорошего настроения! И всего самого-самого лучшего! А письма-то вам приходят?»
«А?» - озадачена бабушка.
«Письма-то получаете? Сёрма?» (одно из трёх слов, которые я знаю на мордовском)
«Аааа, сёрма!» - радуется бабушка. - «Татата, татата, татататата, тата, тата, та!»
Ммм. Ну, получает, наверное.

Впрочем, многие, к счастью, и по-русски говорят и понимают — от них приветы внукам по переписке получились намного более содержательными smile
И с огромной радостью повидались со старыми знакомыми! И с новенькими бабушками-дедушками тоже познакомились.

А ещё в Тархан-Потьме, по не забытой за год традиции, нас до отвала накормили, а их душевный директор Раиса Александровна собрала посылочку для оставшейся дома Лизы: «Тут совсем чуть-чуть гостинчиков, ты уж ей передай!»
Дотащив посылочку до дома и изрезав ручками пакета все ладони, я ради интереса взвесила эти чуть-чуть гостинчиков: 6 кг smile

После Тархан-Потьмы мы засобирались в Ковылкино. Раньше мы не были в этом интернате, но пишем туда письма, потому что туда перевели остальных бабушек и дедушек из расформированного Анаево.
Мы уже представляли себе, какими там будем звёздами: приедем с новым баянистом, и наши старые знакомые нас не сразу узнают, а потом узнают и ахнут «О, как вы теперь хорошо поёте!», а новые знакомые к нам немедленно проникнутся — поём же!
Но баянист заявил, что дальше он с нами не поедет.
Ни наши уговоры, ни попытки воззвать к его порядочности («Мы же договаривались, что вы едете с нами в три дома!»), ни посулы заплатить ему в два раза меньше, чем было уговорено, не поколебали его решимости: «Да ну, неохота. Далеко это ваше Ковылкино! Аж в соседнем районе, да нуууу».
Так мы остались без баяниста.

Но в Ковылкино всё же приехали.
Это красивейшее здание: там всего три или четыре этажа, но оно вытянуто в высоту (потолки очень высокие!), с огромными окнами — подъехали мы уже в кромешной темноте, поэтому его не сфотографировали, но смотрелись эти огромные светящиеся окна очень празднично.
Нас встречала директор — мы быстренько покаялись, что приехали без музыки, («Зато вот семинаристов вам привезли»), но нас несмотря на отсутствие баяна немедленно проводили к бабушкам и дедушкам, которые уже чинно сидели в общей комнате. «Познакомьтесь хотя бы! Расскажите им о себе!» - посоветовала директор.

Так мы и сделали. Пообнимались со старыми знакомыми, рассказали, кто мы такие и зачем приехали, предложили всем получать от нас письма, сфотографировали желающих и записали, как их зовут.

Координатор Света и, кажется, Лена с Машей ещё успели и по комнатам пробежаться — познакомиться с теми, кто не ходит и, соответственно, не смог прийти в зал.

А семинаристы, как и во всех предыдущих домах, - поговорить с верующими о Боге, душе и прочих важных для них вещах.

А потом нам устроили пир! С мордовскими блинами даже! Которые нам ещё и с собой завернули smile Вы же знаете мордовские блины? Они толстые-толстые, с манкой, и вкусные-вкусные!

Напоследок нас ждало ещё одно проявление местного гостеприимства: отчаявшись объяснить нам, как дойти до станции, где мы должны были сесть на поезд, охранник дома-интерната пошёл проводить нас до поворота. Так как сами мы дорогу не нашли бы ни за что, за это мы ему были очень благодарны.

В поезд сели страшно уставшие, но сытые и довольные, и ещё полдороги до Москвы делились впечатлениями. 

Автор: komarina [15/11 в 01:21 A.M.]
Отчеты Мордовия • (0) КомментарииПрямая ссылка

Все права принадлежат авторам сайта.

Список
домов престарелых
по областям



Наша библиотека:


Наc поддерживают:























Город Доверия

Тугеза

Cеть магазинов Fix Price

Языковая школа Femcultura

image