Наш e-mail: starikam@inbox.ru

Всероссийский телефон
горячей линии
помощи пожилым:
8-985-862-95-02

(звонок платный по тарифу Вашего оператора телефонной связи)




Еще нас можно найти

image

Отчет-эпопея о лагере в Новослободске

Аня Хатеева написала целое сочинение-эпопею о лагере в Калужской области 7-20 июля 2014. Кто прочтет — узнает всё! Итак...
Золотая рожь да кудрявый лён…Я влюблен в тебя, Россия, влюблен… или как я провела это лето в волонтерском лагере в Новослободске. Мне кажется, я могла бы написать целую книгу про неделю в волонтерском лагере, столько осталось у меня впечатлений от ребят, бабушек, нашего ремонта и наших традиций. Краткость — не моя сестра, поэтому я разделила рассказ на главы — возможно, вас заинтересует одна из них.

Наша Команда

Команда волонтеров была отличная, кто-то приезжал, кто-то уезжал, но основной костяк был неизменным и очень слаженным, мне он напомнил единый организм.

Лиза и Федор были сердцем нашего лагеря. Лизочка — «правое предсердие» — она отвечала за бабушколюбие и не давала никому заскучать и погрязнуть в ремонте. Лиза все время находила новые дома престарелых, с которыми нужно было наладить контакт, провести концерт и полюбить новых бабушек и дедушек.

Федор же был «левым предсердием»: у него была задача организовать стройку, чтоб всех материалов было достаточно, чтоб все было слаженно и организовано в лагере, чтоб ремонт шел без сбоев и накладок. Иногда правое и левое предсердие вступали в тихий конфликт, но инфаркта чудом удавалось избежать, в итоге кардиограмма показала хороший ритм.

Выпускник семинарии Алексей, он же отец Акакий — душа нашего лагеря. Леша заботился о душевном равновесии волонтеров, а так же всех бабушек и дедушек, наставляя на путь истинный. При всем при этом Леша успевал делать ремонт и участвовать в концертах.

Маша Ростовская, Таня Брянская и Инна были (да не обидятся они) желудком нашего лагеря. Девочки каждый день поражали нас своими кулинарными талантами. Они вставали раньше всех, чтобы приготовить вкусный завтрак, и проводили дни на пролет в душной кухне. Свою задачу они выполняли на все 300%: волонтерский желудок всегда был туго набит, некоторые даже прибавили пару лишних кг.

Маша Тульская была мозгом лагеря, она ставила задачи, находила реализаторов и четко их контролировала, показывая и рассказывая, как лучше класть штукатурку, шкурить красить стены и потолок. При этом она возглавляла движение Киборгов (руки нашего лагеря) и искусно ими управляла.

Руками лагеря (а их было далеко не две) стали Маша Питерская, Мила, Алла, Артем, Марина, Катя, Максим и Света. Ребята, не щадя себя, шпаклевали по 15 часов в день, красили, шкурили, клали линолеум и делали все красиво и качественно, успевая при этом обучать новичков.
Новички лагеря были универсальными частями тела, подстраивающимися под потребности всего организма. Они могли быть одновременно и ногами (колесами) — возить волонтеров на дальние расстояния, и руками (шпаклевать, красить, шкурить, убирать, мыть), иногда пищеводом (помогая на дежурстве), часто голосом (петь песни) и душой (любить бабушек). Таким универсальным органом стала и я, а также замечательные Валя, Рита, Таня Тюменская, Женя, Лена с Файфом, Катя, Аня.

Некоторые волонтеры имели возможность быть взаимозаменяемыми органами! Так, голосом и идеальным слухом нашего организма были по очереди Полина, Максим и Лизочка.

Гормонами нашего организма стал Тимур. Гормоны служат гуморальными (переносимыми с кровью) регуляторами определённых процессов в различных органах и системах. Как многие из вас знают, гормоны — плохо контролируемая штука, так и наш Тимур, не поддавался контролю. Он всегда и всем помогал и на кухне, и в ремонте, и в поездках не отставал, но в любви к бабушкам и дедушкам обогнал всех. Тут гормоны любви зашкаливали, да так, что обычным бабушколюбом его уже нельзя было назвать, поэтому его начали называть бабушкофилом  Он проводил с бабушками и дедушками неприлично много времени, разговаривал, слушал, гулял с ними, в общем, стал примером для каждому волонтеру «Старости в радость» в бескорыстной любви к пожилым.

Иммунитетом нашего организма были ребята, приезжавшие к нам на выходные: Олег, Максим, Юля, Ксюша, Виталик, Даша с друзьями — всех уже и не припомнишь, но они много и качественно помогали нам. Когда ребята уезжали, многие органы начинали хандрить, некоторые — даже болеть. Но к возвращению иммунитета обязательно поправлялись.

ГЛАВА 1. СБОРЫ

В волонтерский лагерь я хотела попасть с первого моего знакомства с фондом «Старость в радость», но получалось вырваться только в обычные поездки с песнями и плясками. А летом неожиданно появилась куча свободного времени, и я поняла, что мой звёздный час пришёл!
Сборы заняли неделю, я прикупила спальник, тарелки, ложки, фонарик, все по списку с сайта «Старости в радость» и стала искать попутчиков в лагерь, который уже начался (одна ехать не рискнула). Не в первый же день поисков, но ехать решили с Полиной. Пришлось хорошо перебрать свой гардероб, чтобы найти одежду для стройки. Получилось две больших сумки. Посмотрев на меня c сожалением, муж достал свою старую сумку на колесах, которая могла при надобности превратиться в рюкзак, и о чудо — все туда утрамбовал.
На автовокзал мы с Полиной прибыли за 10 минут до отправления автобуса, встали в очередь, посмотрели на табло и поняли, что мест уже нет. Вдобавок запомнили Думиничи, куда было надо, как «Диминичи». Через полтора часа мы наконец загрузились в автобус, который шел мимо нужного поворота, и начали болтать обо всем на свете. Наша остановка явно была не очень популярной, и мы её чуть не проехали. Но ура: на повороте нас уже ждал Федор на своей машине.
Федор, наш дорогой и всеми любимый главный прораб лагеря, был хмур и напоминал одинокого морского волка: строгий, рассудительный взгляд, недельная щетина и немногословность… Как я в дальнейшем сумела убедиться, внешность обманчива, и за суровостью скрывается добрейшей души человек. Но обо всем по порядку.

ГЛАВА 2. НОВОСЛОБОДСК

Приехали мы к вечеру. «Скоро будет ужин, — сказали нам ребята, — только вот дождемся Лизу с бабушколюбами, они уехали петь песни по домам престарелых, а вы пока располагайтесь». Мы затащили свои вещи на второй этаж по крутой деревянной лестнице, зашли и увидели три комнаты, в каждой были матрасы штабелями. Мы с Полиной нашли свободное место около окошка, расположившись там, пошли знакомиться с обстановкой.

image

А обстановка была рабочая. За первую неделю ремонта в Носвослободске ребята успели подготовить большинство палат к покраске стен и потолков, т.е. уже все щели были заштукатурены, стены отшкурены и загрунтованы, потолки размыты, в некоторых палатах уже начали покрывать стены первым слоем краски.

image

Во многих комнатах были вставлены пластиковые окна, которые, как мне объяснили, были заранее заменены.

Волонтеры трудились с 8 утра до позднего вечера, с перерывами на обед и ужин. Самых яростных фанатов ремонта, которые трудились порой до 2 ночи, к моему приезду начали называть ласково «КИБОРГИ».

Возглавляла Киборгов замечательная Тульская Маша, порой казалось, что чувство усталости ей не знакомо, она работала так много и так продуктивно, что обычные смертные на такое точно не были способны, а тем более бесплатно. С разной периодичностью в группировку Киборгов не щадя себя, вливались Мила, Артем, Катя, Алла и Марина и Лена, Маша Питерская.

Оценив масштаб бедствия в ремонте, я двинулась дальше — знакомиться с территорией лагеря. Место было уникальное.

Новослободская участковая больница с палатами сестринского ухода на 25 человек, в которой шел ремонт, находится через цветочное поле от самого села. С другой стороны её тоже окружают бескрайние просторы пшеничных полей.

Тишина и отрешенность от всего мира была невероятной, даже какой-то сказочной.
Сама больница — большой двухэтажный сельский дом с кирпичной пристройкой.

Мне рассказали, что изначально этот дом был построен для начальника фосфоритного комбината в 60-ые годы ХХ века. Пока завод функционировал, дом использовался по прямому назначению. Уже потом его отдали под сие учреждение и, что самое главное, с тех времен ремонта в нем было — только если мелкий, по замене прогнивших полов.

Территория больницы небольшая, но очень зеленая, с причудливым ландшафтным дизайном местного изобретения.

Волонтеры — любители походной романтики: мы разбили свой палаточный лагерь прямо напротив больницы на поляне с многочисленными тенистыми местами. Неподалеку на поляне я увидела привлекающе к себе внимания улыбчивое пугало.

Уже потом мне рассказали, что пугало величают Акулиной. За время лагеря Акулина обрастала мифами и легендами. Один из волонтеров-очевидцев утверждал, что по ночам Акулина поворачивается и кого-то высматривает, то ли охраняя территорию, то ли пугая блуждающих в сумраке ребят. Другие говорили, что она устраивает ночные обходы территории.
На территории лагеря был замечательно обустроен помывочно-умывальный комплекс, благодаря стараниям прораба Федора. Летний холодный душ составлял большую конкуренцию ванной в помещении с горячей водой. А розовые умывальники радовали своей расцветкой весь женский коллектив лагеря.

Глава 3. ДЕЖУРСТВО И ДРУГИЕ ПРЕЛЕСТИ БЫТИЯ

Наконец, все собрались за ужином, который приготовила Маша Ростовская. Загремели тарелки, ложки, вилки, выстроилась очередь на раздачу из голодных волонтеров. Тут же я и обнаружила, что свою посуду, которую купила в Москве, все же забыла, видимо при перекладывании из сумки в сумку она не влезла. Маша строго посмотрела на меня: «Что же вы все сюда как на курорт приезжаете!» Мне стало немного обидно. Пока я тщетно пыталась оправдаться, мне уже выдали порцию еды в чужой тарелке.
Во время ужина Маша спросила, кто будет завтра дежурить с ней на кухне. Почему-то все волонтеры стали опускать глаза. Тогда я подумала: раз я только приехала и уже умудрилась попасть в немилость к повару, нужно реабилитироваться. Я ответила: «Давайте я» и заметила на себе то ли удивленные, то ли уважительные взгляды волонтеров. Видимо, я чего-то не знала, что знали они…

Вечерние посиделки закончились за кружечкой глинтвейна и любимой игрой всех волонтеров Alias (настольная командная игра. В ней нужно объяснять слова друг другу, не используя однокоренные). Сделав первую неудачную попытку объяснить, я решила, что пора идти спать. Ведь повар Маша сказала, что на дежурство я должна прибыть ровно в 6.30 и не минутой позже.

Ночью я не сомкнула глаз: сказался то ли переизбыток эмоций, то ли привычка спать на мягкой постели, а может страх проспать дежурство. В 6.00 утра я поплелась умываться, и понеслось: резка, чистка, помывка, готовка, уборка.

Под конец дня мои боевые заслуги составляли два ведра почищенной картошки, три раза по 30 комплектов перемытой посуды, куча перерезанных овощей, приготовленной еды, перемытых кастрюль, полов и другие прелести дежурства на кухне. Честно говоря, под конец дня я еле держалась на ногах. Вот это объемы и нагрузка, подумала я. Понятно, почему дежурить на кухне никто не хотел. А Маша так проводит каждый день, готовя всякие вкусности.

В 12 часов ночи, домыв полы, я повесила замок на кухню и поползла спать. Приятным бонусом стал для меня большой и толстый матрас, который для меня раздобыла Лиза, узнав, что я не спала всю ночь. Он лежал в нашей спальне, возвышаясь над всеми остальными матрасами, мне даже стало неудобно перед девочками, что они спят на обычных тонюсеньких, а я как барыня буду спать на такой перине. Но долго я не мучилась угрызениями совести, потому как заснула раньше, чем моя голова коснулась подушки.

Глава. 4. КУЛЬТУРНАЯ ПРОГРАММА

Новый день начался хорошо, я выспалась, да и в лагере должен быть выходной и намечалась культурная программа. После завтрака все желающие, вместе с директором и заведующей больницы, которые с радостью к нам присоединились, мы расселись по машинам и отправились на экскурсию в Оптину Пустынь.

Свято-Введенская Оптина пустынь — ставропигиальный (то есть управляемый Патриархом) мужской православный монастырь, расположенный недалеко от города Козельска Калужской области. Он был одним из духовных центров православной царской России. Такое известное место, поэтому особенно было интересно попасть туда тем, кто ещё ни разу не бывал. Мне в том числе. Территория монастыря очень ухоженная, все утопает в цветах.

Я успела пройтись по всем храмам, зайти в церковную лавку и вернуться к экскурсии. Наш экскурсовод очень вдохновенно рассказывал нам историю монастыря, жития старцев. Напоследок мы заглянули в Трапезную на обед.

После обеда наша группа разделилась. На одной машине ребята решили вернуться в лагерь, на второй машине отправились в пустынь Спаса Нерукотворного, где покоится её устроительница схимонахиня Сепфора. Тогда я ещё мало что знала про эту праведную старицу, поэтому решила поехать на третьей машине в Казанскую Амвросиевскую женскую пустынь, что в Шамордине, которая была основана преподобным Амвросием Оптинским в 1884 году. В Шамордино было очень красиво и спокойно. В храме были потрясающей красоты иконы, вышитые бисером, здешними монахинями. Территория, расположенная в лестном массиве, утопает в зелени. Особенно красива архитектура монастырского комплекса

Ещё мы успели окунуться в купели и набрать водички из святого источника. После купели мы почувствовали прилив сил и были готовы к новым подвигам.
По пути в лагерь Лизочка предложила заехать в один из местных домов престарелых, чтобы передать одной из подопечных бабушек книжку, где были напечатаны её воспоминания. В этот дом ребята уже заезжали с песнями на неделе, поэтому мы рассчитывали просто забежать на пару минут. Но, как это обычно бывает, бабушки и дедушки, заслышав о нашем приезде, сразу же собрались в холле в ожидании концерта. Мы с радостью провели там небольшой импровизированный концерт.

Бабушек особенно впечатлил наш Максим, статный парень с характерной внешностью русского богатыря.

Пока мы ходили петь в палаты лежачим, Максима не отпускали бабушки и просили спеть ещё и ещё, а он, как настоящий бабушколюб, пел под их восторженные аплодисменты. Им было уже все равно, что и как поет Максим, они просто им любовались и не хотели отпускать.

Глава. 5. РЕМОНТ И БАБУШКОЛЮБЫ

Таким масштабным ремонтом, который делали в больнице, раньше мне лично не приходилось заниматься, поэтому я начала с более знакомых мне работ по покраске. Маша Питерская взяла надо мной шефство. Терпеливо показывала, как правильно работать с разными валиками, с каким нажимом красить, как лучше отжимать.
Освоилась я быстро, красить стены получалось все быстрее и лучше. Меня уже не пугала шатающаяся подо мной стремянка, и я с легкостью на неё взмахивала.

Через пару дней красить уже было нечего и надо было переходить к более трудной работе — шпаклеванию. За предыдущие дни я успела насмотреться на наших Киборгов, которые шпаклевали коридор с утра до ночи, и эта работа меня уже не так пугала. А когда начала шпаклевать сама — так вообще понравилось.

Не всегда получалась идеально ровная поверхность, оставались бортики по краям шпателя. На мой вопрос, нормально ли получается, Маша Тульская ответила: «В таких случаях я говорю: когда начнешь шкурить — поймешь». О, как же она была права! smile Когда начинаешь шкурить стены, понимаешь, какие же кривые у тебя ручонки. Но, к счастью, шкурение во многих случаях спасало ситуацию. Так потихонечку я освоила все премудрости ремонта, а один раз Лена Ф. даже доверила мне зашпаклевать оконные откосы. Ещё одну профессию маляр-штукатур приобрели все участвующие в ремонтных работах волонтеры.

Если говорить о бабушках и дедушках, то я заметила странную вещь: с постояльцами больницы, в которой мы делали ремонт, я практически не общалась, здоровалась, о чем то спрашивала, но вот не общалась с ними, как обычно это делаю. Общались только с Сережей — мужчиной лет 40, который в первый же день предложил мне показать малину, заманивая в поле. Я немного растерялась, но узнав, что дядя Сережа безобидный, приняла его предложение и прогулялась до малины, а потом и до лошадок, которые паслись в поле.

Пока мы гуляли, Сережа немного рассказал о себе. Наверное, это и было самое длинное мое общение с местными постояльцами. Зато наш Тимур, самый главный бабушколюб лагеря, отдувался за всех волонтеров. Он каждый день проводил время с бабушками и дедушками, выводил их гулять на улицу, общался, просто сидел рядом. Они, конечно, сильно к нему привязались. Как они сейчас без него? — наверняка скучают

Зато, когда мы ездили или ходили в другие дома престарелых, я с удовольствием общалась с бабулями, пела и танцевала. Для меня самой остается загадкой, почему я так мало времени проводила с местными стариками.

Глава 6. Идеальный Новослободский интернат

Недалеко от нашего места дислокации, в селе Новослободск, находится большой и очень хороший дом престарелых. Наши девочки туда ходили пару раз, а потом директор позвала нас всех в гости, попить чайку и познакомиться с постояльцами. После очередного обеда и строгих наставлений Федора вернуться через два часа и ни минутой позже мы отправились туда. Дом престарелых на 98 человек представляет собой идеальную картину. Красивая ухоженная территория, бодрые бабушки и дедушки, современное внутренние убранство. В общем, лучшего дома для престарелых я за свои годы волонтерства не видела. Нас усадили в большом зале за накрытые столы со сладкими угощениями, где нас уже с нетерпением ждали цветущие бабушки и дедушки.

Мы немного рассказали о себе и спели, как обычно, пару песен под Лизин аккомпанемент.
В зале чувствовалось напряжение из-за официальной обстановки, это смущало не только бабушек, но и нас, особенно Лизу. И тогда она решила спасти ситуацию и разбавить воцарившееся молчание. Неожиданно для всех, в полной тишине раздался звонкий вопрос к одной из сидевших за столом бабушек, которую Лиза явно знала: «А вы, говорите, коров осеменяли?» Я почувствовала, что сползаю по стулу вниз от смеха. Смеялась не я одна. Обстановка разрядилась, мы допили чай и пошли на улицу петь песни, танцевать и играть в шары с пенсионерами.

Глава 7. ПИТАНИЕ

Кормили нас в лагере на убой. Первую неделю на кухне колдовала замечательная Маша из Ростова. Я успела застать последние дни её кулинарных изысков, поэтому не могу рассказать обо всех её шедеврах, но я по достоинству оценила всевозможные салаты, особенно запомнился мне салат из запеченных овощей, творожные рулетики, сырный суп (который я сама очень люблю), пирожки, вкуснейшие компоты и наивкуснейший имбирный чай…

На вторую неделю к нам приехала прекрасная Таня Брянская. Она ворвалась в нашу лагерную жизнь с неимоверным количеством пирожков и с первой же минуты на кухне готовила в таком промышленном объеме и разнообразии, что в середине недели стали ходить слухи, что неспроста нас тут так откармливают и, похоже, что кто-то спонсирует наш откорм (за внесенный орг. взнос в 1000 руб, невозможно питаться две недели так, как кормят на лучших европейских курортах). Мы конечно, догадывались, кто был этим замечательным спонсором Таниных шедевров кулинарии, поэтому ещё раз выражаю от себя и всех волонтеров особую благодарность нашему прорабу. Отдельное спасибо Вам за неиссякаемый запас Nutella, который пользовался особой популярностью среди некоторых ребят.

А вот небольшой перечень того, чем баловала нас Танюша: Овсяные котлеты, разнообразные пирожки, всевозможные соления, отвары, пицца, селедка под шубой, окрошка, блинчики, дальше не могу перечислять: воспоминания заставляют захлебываться слюнками.

Также хочу выразить всеобщую благодарность замечательной девушке, которая взяла на себя смелость быть бессменной дежурной и помогать Тане готовить — это прекрасная Инна. Я на кухне выдержала лишь один день, поэтому понимаю, как сложно, порой, ей бывало.
Меню у наших замечательных поваров всегда было продумано так, что ни постящиеся, ни вегетарианцы, ни мясоеды не чувствовали себя обделенными.
Таня и Маша, вы лучшие повара, хоть это и не ваша основная профессия!

Глава 8. ОТДЫХ и ТРАДИЦИИ.

В лагере мы ещё и отдыхали. Иногда вечерами мы умудрялись сходить (или съездить) на местное озеро — искупаться. Озеро очень живописное, особенно красиво там провожать закаты и вдыхать запахи разнотравий с полей.



В лагере вечерами, после ужина, мы собирались за нашим большим столом, чтобы отдохнуть за интеллектуальной игрой Alias или понаблюдать за играющими, а иногда просто отдыхали при свечах за рюмочкой чая smile

В один прекрасный вечер у нас в лагере случилось настоящее празднование Нового Года. Все произошло спонтанно, и нас даже не остановил тот факт, что на улице лето и +25. Неожиданно, как во взмаху волшебной палочки у нас появились все новогодние атрибуты: нарисованная елка, свечи, селедка под шубой, оливье и, конечно же, шампанское. А тут еще и Макс пришёл наряженный под Деда Мороза, сказав: «Только не спрашивайте, откуда у меня в июле в машине борода!»

Нам так понравилось встречать НГ летом с песнями и тостами, что мы решили сохранить эту традицию следующим летом.
Ещё мы устраивали фотосессии в полях пшеницы: там необыкновенно красиво, аж захватывает дух.

С ребятами ходили в поле кормить нашего любимого коня яблоками.

Один раз наша дорогая Таня Брянская устроила для нас настоящий мастер-класс по цветам из воздушных шаров. Мы увлеченно крутили их, а потом раздарили все наши шедевры бабулям.

Самой главной нашей традицией были проводы волонтеров, уезжающих до окончания лагеря. Все выходили провожать и затягивали нашу любимую песню «Выйду ночью в поле с конем…». Мы или водили хоровод вокруг Акулины или просто пели, но неизменными были чувство единства и щемящая тоска от расставания.

В один из таких моментов, я поняла, что в лагере, нет случайных людей. Все эти ребята любят нашу Родину, предпочтут провести свой отпуск не в Испании, Италии, Турции, а в русской глубинке, спать в палатках и помогать одиноким старикам в забытой Богом глуши. Это странная любовь, порой безответная, не всегда понятная окружающим, но самая чистая. Золотая рожь да кудрявый лён… Я влюблен в тебя, Россия, влюблен!

Глава 8. ВПЕЧАТЛЕНИЯ НОВИЧКОВ
Для полноты картины я попросила моих новых друзей записать свои впечатления и переживания от их первого в жизни волонтерского лагеря.

ТАНЯ, ТЮМЕНЬ

Я ехала, толком не представляя, куда и к кому, только с Лизой и Леной Филатовой переписывалась пару раз. Волновалась очень… Но так бывает… сердце говорит: «Надо!». И понимаю, что по-другому я уже не смогу. 6-го июня, как договорились, иду к Смоленской набережной с надеждой встретить толпу веселых волонтеров (человек восемь примерно). Никого, только Лена Филатова, которая была водителем, и Файф. Мне стало очень, очень грустно: почему никто не поехал? И никто не предупредил, что не поедет! У меня была куча причин не приехать из Тюмени, но раз я обещала Лизе… Леночка Филатова чудесная, мы замечательно доехали, и утренний негатив быстро забылся. Приехали в Новослободск около 6 вечера, меня сразу обняла Лиза, ребята тоже все очень приветливы.


Таня

За столиком на улице (будущий уголок социопатов и киборгов ремонта, его потом Тимур выкрасил в желто-зеленые цвета) нам сразу предложили сосисок. Я не ем мясо, и переживала, как буду питаться, как объяснять, почему я не ем животных.
Потом мы дружно принялись разгружать газель Виталика со стройматериалами.
Маша-повар соорудила быстро-ужин из яичницы-глазуньи, сыра и еще чего-то. И я с радостью обнаружила, что в волонтерском лагере много «травоядных», и поняла, что мне точно будет хорошо.
За ужином мы все познакомились, я вызвалась дежурить на кухне (была глупая и смелая), но зато не дежурила уже больше до конца лагеря.
Я впервые перешагнула порог дома престарелых. Сначала привыкала к запаху, но недолго, наверно первые пару часов, потом сама удивлялась, что больше его не чувствую. Сначала было тяжело смотреть на пожилых больных людей, подступали слезы. Мама мне тогда по телефону сказала: «Не смей плакать, ты для них должна быть веселой!» Я смотрела на Лизу и старалась делать, что она говорила. С Лизой все получалось легко и просто. В каждом теле, даже самом на вид немощном и дряхлом, — вечная Душа.

ВАЛЯ

image Я была в лагере в первый раз и с самого начала. По приезде меня сначала охватила паника: казалось, что я ни в чем не смогу быть полезной. Но благодаря дружеской атмосфере, готовности всех волонтеров в любую минуту прийти на помощь и всему научить, все страхи и сомнения остались позади!
Когда я только собиралась в гости к бабушкам и дедушкам в Новослободск, я знала, что в больнице, в которой они живут, не было ремонта больше 50 лет. Я пыталась представить себе условия, в которых живут эти одинокие пенсионеры. Но одно дело — представлять, а другое — увидеть все воочию! Крохотные комнаты, стены удручающего зеленого цвета, истертый до дыр линолеум, осыпающаяся с потолка штукатурка… Понятно, что в таких условиях радоваться жизни очень трудно. Страшно подумать, что таких домов престарелых по всей России очень много! Но бабушки и дедушки нуждаются не только в нормальных бытовых условиях, но и в нашей ласке, заботе и любви.
Я рада, что приняла участие в этой поездке и познакомилась с удивительными людьми, готовыми творить добро.

МАРГАРИТА Тегина

Когда я ехала в лагерь, то нисколько не сомневалась, что буду заниматься в основном ремонтом, поскольку я это люблю, на любительском уровне у меня получается, а вот с бабушками общаться я как-то стесняюсь. В первый день лагеря я была поражена своей немощи: так тяжело мне давались все эти ошкуривания, мытьё потолка и прочее. Я смотрела на девчонок, которые приехали ещё из Белёвского лагеря и нон-стопом продолжали делать ремонт, и восхищалась! Конечно, потом я втянулась, но до уровня «киборгов» мне было далеко smile
В один из первых дней Лиза предложила поехать навестить бабушек и дедушек из соседних ПСУ, а поскольку я была на машине, и к тому времени не успела отличиться в ремонте, я и поехала. Потом поездки стали регулярными, и всего за этот лагерь я намотала чуть больше 1600 км по Калужской области — это расстояние от Москвы до Сочи smile И хотя дороги оставляют желать лучшего и страшно меня изматывали, впечатление осталось всё равно хорошее — я не могла наглядеться по сторонам на как будто нарисованные пейзажи.
Но самое главное в этих поездках по соседним домам престарелых, конечно, не в этом. Я сама от себя не ожидала, но общение с бабушками и дедушками перестало для меня быть стеснительным: я запросто разыгрывала «миленькую» (привет Леше — отцу Акакию!), самурая и кошку, громко пела песни при отсутствии нормального голоса, а главное, не боялась больше к кому-нибудь подсесть, взять за руку и что-то сказать. Это мой личный прогресс.


Рита

Наверное, самое сильное впечатление в этом лагере на меня произвёло, насколько каждому брошенному человеку нужно внимание, тепло и забота. Один случай круто перевернул моё сознание. Приехали в очередной дом, даём концерт. Как обычно, вышли все, кто мог. В одной палате на кровати сидела абсолютно невменяемая бабулечка, которая не вышла на концерт, но в открытую дверь он ей был хорошо виден. На концерт она не обращала внимания, теребила своё одеяло, стаскивала его на пол. Зрелище удручающее. После концерта Лиза (низкий ей поклон) позвала нас петь для одной этой бабушки. Петь и… играть с ней в шарик! Какой там шарик! — подумалось мне. Мои сомнения подтвердили сотрудники дома: она наполовину парализованная, говорят, не будет она играть. Но Лиза настояла, и Валя, видимо, тоже сомневающаяся в этой идее, робко сделала попытку с бабушкой поиграть. И тут произошло невероятное! Бабулечка своей единственной работающей рукой стала этот шарик отбивать. Мои эмоции не передать словами. Это и ужас, что я поставила крест на человеке, и изумление, как какая-то мелочь может вызвать еле теплящуюся жизнь из глубин человеческой души. Лиза уже отыграла и отпела, а бабушка, еле шамкая, всё повторяла: «спасибо, спасибо, спасибо». С этого момента что-то во мне перевернулось.

Ещё я была очень рада возможности посетить святые места Калужской области — Оптинскую пустынь, Шамординский женский монастырь, могилку и келью схимонахини Сепфоры в Клыково. Думаю, о ценности поездок в эти места для верующего человека говорить нет смысла. Вообще, этот лагерь просто свернул мне мозги! Ха-ха, моя жизнь никогда не станет прежней smile)))

Автор: Саша_Сопова [26/08 в 03:42 P.M.]
Отчеты Калуга • (0) КомментарииПрямая ссылка

Все права принадлежат авторам сайта.

Список
домов престарелых
по областям



Наша библиотека:


Наc поддерживают:























Город Доверия

Тугеза

Cеть магазинов Fix Price

Языковая школа Femcultura

image